28 сентября 2022

Марис Верпаковскис: эксклюзивно о времени в «Динамо» и Йожефе Сабо

Related

Выгодная покупка свечей зажигания для авто

Владельцы автомобиле рано или поздно сталкиваются с потребностью купить свечи...

Как боролись с эпидемиями в Киеве

В современном мире медицина находится на самом высоком уровне....

Выходные в Киеве: где интересно провести время этим летом?

Лето уже заканчивается, поэтому не стоит откладывать на потом...

Как выбрать украшение на подарок второй половинке

Покупка ювелирного украшения девушке или жене – ответственное мероприятие....

Share

Игра киевского «Динамо» и мадридского «Реала» стала одной из первых игр, благодаря которым я познакомился с футболом. В семилетнем возрасте я запомнил только два слова, с которыми у меня ассоциировалась команда киевлян того времени — Марис Верпаковскис. Удивительно, но игру латышского нападающего, которого в ападающего, которого в 2003 году получили «бело-синие», я полюбил с первого взгляда. Скоростной, эластичный, прогрессивный — он быстро стал одним из моих любимых фаворитов, и именно благодаря ему я нашел в себе заинтересованность футболом, пишет журналист ikyyanyn.com.

Когда Марис появился в составе «Динамо», я не пропускал ни одной игры. Я кричал, обижался и немного ругался, когда его оскорблял Йожеф Сабо почти на каждой пресс-конференции. Но самым большим ударом стало для меня то, что в 2012 году он покинул расположение «Динамо».

Мечта моя осуществилась в 25 лет, когда благодаря Zoom я в конце концов смог увидеться лицом к лицу со своим кумиром детства, чтобы лично расспросить его о том «Динамо», благодаря которому я полюбил футбол. И слава Богу, что так получилось, потому что посетить латышскую столицу, чтобы лично встретиться с легендой из-за коронавируса не получилось. Итак, обо всем будет рассказано максимально подробно.

«Меня трясло при переходе в» Динамо «!

Презентация Мариса Верпаковскиса в «Динамо»

Он абсолютно не изменился — вежливый, очень спокойный и искренний. Именно таким его описывали СМИ, когда я перечитывал материалы, готовясь к интервью. Но в конце концов годы берут свое, ведь суперзвезде латвийского футбола уже 41 год, и бегать на тренировках он уже не так сильно может, как прежде зажигая в составе «бело-синих». 

Начну с того, что я перед началом интервью изучил несколько предложений по-латышски, и именно на этом языке я и признался легенде, что 18 лет я ждал, чтобы сообщить о том, что благодаря ему я начал следить за футболом и начал следить за игрой «Динамо».

-Зачем ты себя так мучил перед этим? — смеется Марис. — Ты же прекрасно знаешь, что я понимаю по-русски.

Конечно, я знал, но такой «ритуал» я должен был сделать, потому что именно так сделал в свое время лидер группы «Скрябин» Андрей Кузьменко, только в разговоре с Барбарой Брыльской. Но это была встреча с кумиром детства, как здесь, так и тогда, в программе «Машина времени» на ICTV. Я знал, что передо мной суперзвезда Балтии, который носит звание «самого результативного бомбардира сборной Латвии», и сын одного из мастеров спорта СССР, Илмара Верпаковскиса.

Илмар Верпаковскис, отец нападающего

-Когда у вас заканчивался ваш контракт со «Сконто», вы получали очень много предложений из многих чемпионатов, но почему вы остановили свой выбор на «Динамо»?

-Преувеличиваешь, не очень у меня их было, а только четыре, как раз вторым и было «Динамо». А выбрал потому, что было в нем что-то такое, близкое мне. Может, сыграла ностальгия, но я уже знал, что «Динамо» большой клуб с трогательной и победной историей, и конечно, я знал русский язык. И, кстати, оно играло в Лиге Чемпионов — для меня это вообще был предел моих мечтаний! Этого пока мне было достаточно, я точно знал, что это мне поможет быстро адаптироваться. Я тогда почувствовал на себе, какие там большие нагрузки, какая конкуренция за место в составе, и нет никаких поблажек. Никому. Ну и когда я там некоторое время жил на базе, это тоже помогло, поскольку игроки были ближе, и могли мне подсказать как правильно сделать то или иное. А так … я сам не знаю, как я пробился в основной состав. Очень было трудно. 

— Вы испытывали страх, когда переезжали из Риги в Киев, и говорили ли вы на эту тему с вашим отцом? 

— Я до сих пор те времена вспоминаю, когда я боялся. Сам себе задавал вопрос: а что я, парень из маленькой Лиепае, буду делать там, где такой бешеный состав? Конкуренция страшная, футболисты топовые, и с Украиной, и легионеры — как? Я и с отцом говорил на эту тему, и с агентом, а отец говорит: «Если не попробуешь, а не узнаешь». Почему бы и нет, а какой тогда смысл играть в футбол в высших топовых лигах, если ты боишься?

Диого Ринкон

— Вы в свое раз говорили, что «Шахтер» хорошо реализовал своих легионеров, в отличие от «Динамо», где играл Диого Ринкон, с которым у вас были довольно хорошие отношения. Вы до сих пор придерживаетесь такого мнения?

— До сих пор не знаю, как так получилось, и которую они изобрели формулу, чтобы так их сплотить. В «Динамо» когда был Диого Ринкон — он тогда еще был единственный бразилец, но очень старательный, общительный, открытый как на поле, так и за пределами. А когда их стало больше, они едва не стали жить по своим правилам, и прописывать их в команде. А как у «Шахтера» получилось, до сих пор не понимаю, видимо их надо спрашивать.

-Марис Илмарович, расскажите, пожалуйста, историю о пейнтболе с тоже бывшим игроком «Динамо», Андреем Несмачным.

-Почему нет? (смеется) Но я до сих пор так краснею, когда рассказываю, что даже сейчас самому смешно. Андрей как раз помогал мне быстрее адаптироваться в составе, и как-то мы с ним поехали поиграть в пейнтбол за Киев после игры, и получилось там так, что я был слишком уставший, и нахватал кучу синяков. Я через три дня приезжаю на тренировки, а массажисты у меня спрашивают, когда я раздевался: «Слушай, на какой войне тебя носило?» Я признался, и так получилось, что смеялся почти каждый.

 

 Михайличенко и Сабо

Под руководством Алексея Михайличенко, Верпаковскис с 2003 по 2004 годы был самым ярким футболистом киевского клуба, и находился на пике своей формы. Дошло до того, что до сих пор среди всех игроков «Динамо» он носит титул самого быстрого бомбардира «бело-синих». Он мог бы продолжать удерживать статус суперзвезды, но все изменилось благодаря Йожефу Сабо. То, что я услышал, повергло меня в шок …

  -Алексей Михайличенко — ваш первый иностранный тренер. Как вы работали под его руководством?

-Он в меня поверил, и этого мне было достаточно, чтобы быть всегда ему благодарным за возможность дать все, что я имею такому клубу, как «Динамо». Он требовал очень много работы от нападающих, все должны участвовать в отборе, в прессинга, а я к этому не был еще тогда готов, и постепенно включался в такую тактику. И, конечно, нужно постоянно бегать, потому что мы чуть ли не на каждой тренировке бегали с мячами. После таких тренировок я перед стартом не только сезона, но и каждого матча чувствовал себя настроенным на игру.

-Вы и в настоящее время в «Динамо» носите титул самого скоростного нападающего клуба, и ваш рекорд пока не побил никто. Кто-то из нынешних игроков вам нравится?

-Витя Цыганков очень нравится. Я думаю, что ему стоит поиграть немного в Европе, поскольку «Динамо» уже предоставило ему все необходимые навыки, чтобы он теперь их понемногу набирал в Европе. Хотя, я думаю, все решит он, и конечно, Игорь Михайлович (Суркис). А о таком титуле спасибо, приятно такое слышать, но мне грустно, что я болельщикам не мог предоставить больше результативных и ярких голов, хотя если бы Михайличенко остался, твердо уверен, я мог бы дать болельщикам больше.

Марис Верпаковскис празднует свой гол леверкрузенскому «Байеру», Лига Чемпионов, первая игра дома

-Вы о вылете от «Трабзонспора» в Лиге Чемпионов?

-Именно так, ты правильно говоришь. Думаю, то, что «Динамо» туда вошло, было личным успехом скорее Михайличенко, чем того же Сабо. Страшнее всего было, когда мы вылетали, я помню, как все были расстроены трагедией, когда мы от «Туна» потерпели поражение. Далее, мы только впервые встретились с «Трабзонспором», до поражения, к нам заходит Игорь Михайлович, говорит, что если мы выиграем, то будет каждом двойная премия. Мы выиграли, и когда мы получили по 50 000 долларов — это были самые большие деньги за всю мою карьеру в жизни.

-А почему вы поссорились с Йожефом Сабо?

-Я до сих пор не могу понять, за что он меня невзлюбил. Может, здесь сыграла его совдеповская логика, которой он придерживался, когда пара женится, то человек для футбола потерян навсегда. И так на меня срывался на каждой пресс-конференции, даже когда я в запасе был. Я сам в этом виноват, что так все к сердцу так близко воспринял, и уже обратное не доказал. Даже на тренировках я замечал, как Йожеф Йожефович себя вел, когда кто-то где-то ошибался. Первое, что ему казалось — что его хотят «слить», убрать специально. При нем в «Динамо» была совершенно нездоровая атмосфера.

-Когда вы поняли, что Сабо вас не хочет видеть в «Динамо»?

-Перед началом игры с «Реалом». У меня была гнойная ангина, я никуда не выходил, просто лежал и горел от температуры. А когда вернулся, оказалось, что я поднабрал веса, мышцы отказывались вообще слушаться, потому что некоторое время я не то, что не мог бегать, после тренировок вообще было ощущение, что я безногий. Ну понятно, что я сломался, Сабо и так меня не любил … Оно и понятно, «Динамо» — клуб большой, и там никто не будет с тобой возиться, хотя мне давали шанс, но от того, что слова Сабо меня постоянно больно кололи, я сломался, и чувствовал, что не нужен ни тренерам, ни составу команды.

— Вы бы хотели вернуться в «Динамо», как директор? Может, после «РФШ»? — спросил я напоследок.

-Кто знает, — приветливо улыбнулся латыш. — Если пригласит Игорь Михайлович, я с радостью рассмотрю предложение.

Марис Верпаковскис в наше время

 

Было видно, что Марис с доброй улыбкой вспоминает времена, которые он провёл в Украине. Он бы и дальше продолжал футбольные странствия по Европе, но был вынужден вернуться в Латвию, чтобы предотвратить развал родного клуба “Лиепая”. После того, что я услышал лично от Верпаковскиса о том, как было и стало в расположении “Динамо”, у меня возник вопрос: а дождется ли Украина того, что декомуннизация произойдёт в футболе, и футболистов будут раскрывать, а не устраивать им рассказы о том, что женитьба и семейная жизнь убивают футболиста навсегда? Я не знаю, доживу ли я до того времени, но по крайней мере, если я услышу “Марис Верпаковскис возвращается в киевское “Динамо” — то мне хотелось бы верить, что болельщики “бело-синих”, которые застали игру латыша, тоже обрадуются, когда в Украину вернётся скоростной “латвийский ножик”, теперь уже в качестве директора команды, которая сыграла сам Матч Смерти.

.,.,.,.